Смоленский онкодиспансер — на пути к выздоровлению

Смоленский онкодиспансер — на пути к выздоровлению

Кадровые решения, принятые областной администрацией в отношении руководства областного онкологического диспансера, не остались не замеченными общественностью. Судя по количеству интервью, данных бывшим главврачом этого лечебного учреждения некоторым местным СМИ, он хочет сформировать определенную точку зрения на этот вопрос.

И все сказанное с газетных страниц можно было бы «принять к сведению», если бы в словах не сквозила явная однобокость освещения этой деликатной ситуации по не очень уважаемому в профессиональной журналистике методу от «единственного лица», невзирая на то, что у любого конфликта всегда есть вторая, а то и третья сторона.

«Смоленские чиновники и страховщики не хотят лечить онкобольных?»

С такого серьезного обвинения в адрес властей начинается одно из многочисленных интервью Сергея Львовича Гуло. Но не оно послужило поводом для увольнения бывшего главного врача ОГБУЗ «Областной онкологический клинический диспансер», кандидата медицинских наук Гуло.

По его словам, в той или иной интерпретации, приведенной в разных СМИ, в возглавляемом им с 2010 года диспансере сложилась критическая финансовая ситуация, которая была якобы спровоцирована областным департаментом по здравоохранению и территориальным отделением Фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС). Цитата: «… Территориальное отделение ФОМС и департамент Смоленской области по здравоохранению с 2013-го по апрель 2016-го задолжали лечебному учреждению 120 млн руб. Если конкретно, то долг ОМС составил 104,3 млн руб., а областного бюджета — 15,8 млн руб.».

Вчитываясь в тексты интервью, начинаешь понимать, что, по мнению их авторов, виной всему стало подорожание нужных лекарств и неумение или нежелание ТФОМС грамотно применять поправочные коэффициенты при определении тарифов на оказание разных видов медицинской помощи. Как «лыко в строку», в контекст интервью вплетаются такие оправдания наступившей финансовой несостоятельности диспансера, как вмененная ему в 2013 году обязанность приобретать за свои средства лекарства для обеспечения федеральных и региональных льготников, увеличение количества больных и, как ни странно, точное соблюдение установленных стандартов лечения, в которых прописано все – от объема необходимой больному помощи до схемы применения лекарств… Типа, можно было бы полечить и дешевле, но стандарт не позволяет…

В итоговых документах задолженность в сумме 120 млн руб. также подтверждена. Не будучи опытным организатором в области здравоохранения, трудно понять, откуда она взялась.

Для того чтобы разобраться в этом экономическом ребусе, пришлось обратиться за комментарием к начальнику департамента Смоленской области по здравоохранению Владимиру Ивановичу Степченкову:

— Направление денежных потоков в таком крупном лечебном учреждении, как областной онкодиспансер, проследить несложно. Задолженность никто не отрицает, но проведенная ревизия показала грубейшие нарушения в финансово-хозяйственной деятельности диспансера. И это тоже неоспоримый факт. Установлено, что учреждением допущено неэффективное использование медикаментов и предметов медицинского назначения из средств ОМС на сумму 18 169 380,00 руб. и средств областного бюджета на сумму 3 967 037,62 руб. Закупленные на эти деньги лекарства оказались практически невостребованными в течение 9 месяцев 2016 г. Они так и остались лежать на складе, вместо того чтобы приносить пользу больным людям. А ведь срок годности у них строго ограничен, и он уже подходит к концу. Тут у любого здравомыслящего человека возникает вопрос: а нужно ли было закупать такое количество препаратов? Известно, что стоимость их очень высока и приобретение подобных лекарств должно точно соответствовать потребности в них. Каждая ампула или таблетка закупается для конкретного пациента. Не зря же в акте проверки отмечено, что «учреждением при организации закупок осуществлялся недостаточный контроль над обоснованностью приобретения тех или иных дозировок лекарственных препаратов, что привело к неэффективному расходованию средств областного бюджета в 2016 г. в сумме 1 050 771,17 руб.». Грубо говоря, дорогостоящие лекарства закупались без четкого представления о потребности в них.

Выявлено неэффективное расходование денежных средств на приобретение гемостатического средства «Тахокомб» в 2016 г. из средств ОМС на сумму 4 384 793,00 руб. На рынке есть зарегистрированный аналог «Губка гемостатическая коллагеновая» российского производства, которая намного дешевле «Тахокомба». Есть и другие серьезные нарушения, которые привели к такому результату.

Для примера могу привести совершенно точные данные по распределению фонда оплаты труда административно-управленческому (хозяйственному) персоналу (не медикам) на назначение стимулирующих выплат (надбавка за интенсивность, стимулирующие выплаты по баллам) в течение 2014 — 2016 гг. в общей сумме 28 302 169,24 руб., в том числе: в 2014 г. — в сумме 12 287 113,14 руб. (средний процент надбавки 380%), в 2015 г. — в сумме 12 723 408,06 руб. (средний процент надбавки 420%), в I кв. 2016 г. — в сумме 3 291 648,04 руб. (средний процент надбавки 360%). О том, как распределялись эти деньги внутри коллектива, говорить не буду. Это отдельная и не совсем приятная тема…

Действительно, по данным Всемирной организации здравоохранения, проблема роста числа онкологических заболеваний с каждым годом становится острее. И денег на лечение онкобольных необходимо выделять все больше и больше. Причин тому много: ухудшающаяся экология, хронические стрессы, образ жизни, качество продуктов…

Кстати, смолян чаще всего поражает рак легких, кишечника и желудка. При более-менее стабильной экологической ситуации нашим землякам достаточно отказаться от курения и излишеств с фаст-фудом, и работы у онкологов значительно поубавится. Тем не менее проблема эффективного использования выделяемых бюджетом средств не теряет своей остроты. Заболевших людей лечили, лечим и будем лечить всеми доступными для нас методами и средствами. Но навести порядок в областном онкодиспансере надо, даже если предпринятые для этого меры оказались, мягко говоря, непопулярными.

Кто кому должен? Вот в чем вопрос!

В списке обнародованных претензий есть и такие: «… В 2013 году учреждение закупало противоопухолевые препараты «Авастин» и «Герцептин». Их приобретение не покрывалось тарифом ТФОМС на онкопомощь, а следовательно, деньги не были возвращены, что привело к появлению долга в 12,7 млн руб. В 2015 — 2016 годах таким же образом приобретены таргетные противоопухолевые препараты, назначенные пациентам врачами в федеральных центрах, сумму, потраченную на них, диспансеру тоже не вернули. Тем временем медучреждение вынуждено было увеличить свои траты из-за роста цен на лекарства, медизделия и расходные материалы, а также перевыполнить объем медпомощи, финансируемой из средств ОМС, на общую сумму в 6,3 млн руб. за 2015 год и I квартал 2016 года».

Безусловно, в этом конфликте профессиональных интересов есть и третья сторона — территориальный Фонд обязательного медицинского страхования. Его руководитель Андрей Викторович Бельков считает, что ТФОМС не должен областному онкологическому диспансеру ни одной копейки. Но обо всем по порядку.

— Андрей Викторович, в адрес возглавляемого вами отделения прозвучало обвинение в том, что тарифы на оплату лечения пациентов постоянно занижаются. Что можете сказать по этому поводу?

— Любой человек, знакомый с работой ФОМСа, знает, что объемы выплат и тарифы на оплату каждого законченного случая лечения определяет тарифная комиссия, в которую по федеральным законам №326 и №323 входят 18 человек из разных организаций. Причем от самого Фонда в ее работе участвуют только три представителя. В таком же количестве лиц представлены: областной департамент по здравоохранению, профсоюз, национальная медицинская палата, страховые медицинские организации и главные врачи. Решения принимаются коллегиально, общим голосованием. Заседания строго протоколируются, обязательно ведется аудиозапись. Протоколы с подписями всех участников сохраняются. Собирается комиссия не реже раза в месяц, но бывает, что заседания проходят значительно чаще. Принятые решения являются обязательными для всех участников ОМС территориального Фонда.

Все стоимостные и объемные параметры содержит территориальная программа Государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, которая в начале года согласовывается субъектом РФ, Минздравом и Федеральным фондом ОМС. Это основной документ, по которому область целый год работает в системе ОМС. Все тарифы, утвержденные Комиссией, соответствовали принятой территориальной программе. Следует отметить, что за счет средств ОМС дополнительно к тарифам за 2015 год ОГБУЗ «Смоленский областной онкологический клинический диспансер» получил 120,5 млн руб., из них на приобретение препарата «Авастин» — 13,8 млн руб., препарата «Герцептин» — 44,8 млн руб., препарата «Фазлодекс» — 1,2 млн руб., на приобретение иных дорогостоящих препаратов — 60,7 млн руб. Также дополнительное финансирование обозначенных лекарственных препаратов осуществлялось в 2013 и 2014 годах. В 2016 году учреждение финансировалось на основе клинико-статистических групп. Тарифы при этом включали лекарственные препараты, оплата которых ранее производилась по дополнительным тарифам.

О каком самостоятельном снижении тарифов со стороны Фонда может идти речь?

— В одном из изданий утверждается, что «ТФОМС установил срок лечения пациентов в химиотерапевтическом отделении 10 дней, однако пациенты пребывали в стационаре в среднем 3,7 дня, поэтому диспансер получал деньги не за законченный случай лечения, а за так называемые койко-дни, то есть в три раза меньше…» Насколько это соответствует действительности?

— У этого высказывания нет ничего общего с действительностью. ФОМС не имеет права устанавливать сроки лечения, заниматься ресурсным обеспечением и организацией работы лечебных учреждений. Это относится к полномочиям областного департамента по здравоохранению, который, принимая такие решения, руководствуется федеральными стандартами оказания медицинской помощи. Тем не менее все вышеперечисленные моменты также проходят через обсуждение на заседаниях тарифной комиссии, в том числе там утверждаются сроки лечения в стационаре и химиотерапии. Деньги учреждениям выплачиваются только за законченные случаи лечения, в соответствии с рекомендациями по способам оплаты медицинской помощи за счет средств ОМС, утвержденными Министерством здравоохранения РФ и Федеральным фондом ОМС.

— Из чего сложилась задолженность в 104 млн рублей, о которой «трубят» все СМИ в каждом интервью с бывшим главврачом?

— Давайте обратимся к официальным цифрам и фактам. Среднемесячный объем финансирования ОГБУЗ «Смоленский областной онкологический клинический диспансер»: в 2012 г. составлял 7,9 млн руб., в 2013 г. — 16,8 млн руб.; в 2014 г. — 19,4 млн руб.; в 2015 г. — 25,9 млн руб.; за 9 месяцев 2016 г. — 24,4 млн руб. По итогам 2016 года — более 38 млн руб.

Теперь возьмем годовые результаты. В 2013 г. — 201,4 млн руб., (рост к предыдущему году — 12,4%); в 2014 г. — 232,2 млн руб. (рост к предыдущему году — 15,3%); в 2015 г. — 310,7 млн руб. (рост к предыдущему году — 33,7%); за 10 месяцев 2016 г.- 243,6 млн руб., а по итогам года получилось более 310 млн руб. Таким образом, финансирование медицинской организации с 2012 по 2016 год выросло более чем в три раза, и при этом уважаемый Сергей Львович говорит о недофинансировании учреждения? И все эти увеличения объемов финансирования с 2013 года утверждались на девяти заседаниях тарифной комиссии.

Очень важным моментом, влияющим на финансирование больницы, является выполнение объемов муниципального заказа. Иными словами, каждое лечебное учреждение получает задание на лечение определенного количества пациентов. И главные врачи борются за то, чтобы это задание было как можно больше. Это гарантированный доход медицинской организации. А областной онкодиспансер госзаказ по ряду позиций хронически не выполняет.

Почему? Этот вопрос также надо адресовать его бывшему главному врачу. По итогам 2016 года объемы медицинской помощи, утвержденные Комиссией, выполнены не полностью. Так, исполнение в условиях дневного стационара составило 97,2%, в амбулаторно-поликлинических условиях (по обращениям) — 80,9%.

А ведь оплачиваются случаи законченного лечения (за каждого пролеченного больного), вот и посудите, какие деньги диспансер потерял из-за элементарного неумения грамотно организовать работу учреждения. Возьмем самый дорогостоящий вид лечения — стационарное. Недовыполнение за 9 месяцев прошлого года — 37,5%! А ведь за каждого пролеченного в стационаре больного выплачивается не менее 20 тыс. руб. Сколько денег диспансер потерял? Так же и по всем вышеперечисленным показателям. Вот отсюда и складывается недофинансирование, о котором все почему-то говорят как о задолженности.

На самом деле никакой задолженности нет, все оплачено по реестрам за пролеченных больных полностью. Еще один яркий пример — 15% онкобольных из Смоленска и области лечились в других регионах. Туда мы и отправили деньги в те больницы, где им оказывали помощь. Деньги ушли из области, а могли быть получены нашим диспансером.

Есть еще одна составляющая — нецелевое расходование средств. По нашим проверкам, сумма составила 500 тыс. руб. Сергей Львович согласился со сделанными выводами, деньги возвращены в систему ОМС. И это еще одна «черная дыра» финансово-хозяйственной деятельности учреждения. Так что ТФОМС ничего не должен областному онкодиспансеру. Все причитающиеся этому учреждению средства перечислены в полном объеме, и это документально доказано.

Источник: Рабочий путь

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.