«Семь раз отмерь – один раз отрежь». Как в Смоленске робот поменял колено человеку

«Семь раз отмерь – один раз отрежь». Как в Смоленске робот поменял колено человеку

В этом месяце в федеральном центре травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Смоленске провели уникальное протезирование колена с помощью робота. Главный врач учреждения Анатолий Овсянкин и врач травматолог-терапевт второго травматологического отделения центра Павел Семиченков рассказали журналистам, как удалось впервые в стране провести такую операцию, а также оценили проецирование этого опыта в масштабах всей страны – не только на практике, но и в теории, для обучения молодых специалистов.

Семиченков, Овсянкин, пресс-конференция 11.06.2021, Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования (фото Веры Перельман)
«Своеобразное «рукоделие»

– Серия операций, проведённая на этой неделе – насколько она значима?

– Анатолий Овсянкин: мы шли к этому этапу давно, четыре года. На первом съезде травматологов-ортопедов мы постарались познакомить наших коллег с этой технологией. Принято решение зарегистрировать данную технологию. Этому предшествовала большая подготовка. Сегодня применение роботов не является для нас новым, но в медицине они внедрялись постепенно: и робот «Да Винчи», который применяется в хирургии, и теперь робот, который пришел в травматологию-хирургию. Этот робот Мака относится к пассивной системе. С точки зрения философии, на мой взгляд, хирургия – это своеобразное «рукоделие». Сам робот вставляется в руку и работает синхронно вместе с рукой врача, выполняет более точное хирургическое вмешательство.
Говорить о подготовке важно. Наш доктор получил соответствующее образование перед первыми операциями. Российский специалист должен был пройти обучение за рубежом, так как первый шесть операций делаются в присутствии зарубежного специалиста. Хирург и специалист по роботу неразрывно работают в операционной.

– Чем отличаются эти операции от обычных?

– Павел Семиченков: робот-асситированные операции – то будущее, которое недавно считалось заоблачным, а сейчас стало настоящим. Эти технологии позволяют точно спланировать операцию заранее. Мы получаем предсказуемый результат, который и хотели. Чем эта технология отличается от рутинной операции? Мы в процессе планирования и анализа можем смоделировать всю операцию и избежать тех ошибок, которые иногда случаются из-за отсутствия возможности точного планирования. Это прорыв в эндопротезировании, который мы не можем игнорировать, который мы должны перенимать.

Сперва компьютер, потом скальпель

– Как именно вы планируете такие операции?

– Павел Семиченков: сначала проводится обследование пациента, что требует затрат и дополнительной подготовки. Делается компьютерная томография конечности, в компьютере выстраивается 3D-модель конечности пациента. Мы анализируем модель, выявляем деформации, патологические процессы. На основе этого можем прогнозировать, какую операцию проведем, какой имплант установим… Пациент ещё не в операционной, а на компьютере уже ясно, что мы будем делать.

– Это планирование повлияло на саму операцию? Что изменилось в самом процессе?

– Павел Семиченков: в целом, современная ортопедия – это планирование. Хирург должен в мельчайших деталях понимать, что он будет делать на операции. При помощи робота мы контролируем каждый шаг операции. Да, мы имеем четки предоперационные планы. Проведя разрез, проведя оценку внутрисуставных структур, наличия костных дефектов, проблем со связочным аппаратом, мы оцениваем это в процессе операции, эта информация также воспринимается роботом и позволяет внести свои коррективы. Семь раз отмерь – один раз отрежь.

эндопротезирование колена 10.06.2021 с помощью робота, травмацентр_2 (фото МКУ ГИА Смоленска)
протезирование колена роботом, Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования (кадр видео МКУ ГИА)
«Рука об руку» с роботом

– В чем конкретно заключается участие робота?

– Анатолий Овсянкин: давайте я «перехвачу» ответ. Роботизация систем сегодня совершенно разная. Мы сегодня говорим о первом роботе в России именно как о пассивной системе. В прошлом году реализовывалась активная система, когда минимизируется участие человека. На мой взгляд, это немного неправильная философия: хирург должен работать синхронно. В пассивной же системе робот позволяет хирургу правильно маневрировать, не создавая проблем при выполнении многих этапов. Это как фото- и видеокамера автомобиля, которая не позволяет ему наехать на препятствие. При этом система также контролирует руку хирурга, не позволяя ей уйти из необходимой зоны опила костной ткани. Робот позволяет произвести и кинематических баланс связок, это цифровая балансировка связочного аппарата. Механика – это синхронный набор механизм, а биомеханика – ещё более сложный механизм, тем более когда есть повреждения, нужна синхронизация работы мышц, связок. Важно, чтобы протез работал так же, как и естественный сустав. Робот позволяет это всё учесть.

– Расскажите про операцию: что именно вы делали?

– Павел Семиченков: мы проводили частичное эндопротезирование коленного сустава. Операция по протезированию стала рутинной в большинстве регионов России. Но частичная замена – редкая операция. Она предполагает замену не всего сустава, а только изношенной, пораженной части. При этом сохраняется естественная биомеханика сустава. Это менее травматическая операция, так как делают маленький разрез и устанавливают сустав-имплант. Операция занимает меньше времени, позволяет быстрее восстановиться после операции. Через несколько недель люди уже могут играть в теннис. Сегодня пациент после операции уже стоит на костылях, сгибает-разгибает ногу. Это направление освоено в нашем центре, мы планируем развивать его в дальнейшем.

эндопротезирование колена 10.06.2021 с помощью робота, травмацентр_1 (фото МКУ ГИА Смоленска)
Семиченков, Овсянкин, пресс-конференция 11.06.2021, Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования (фото Марии Образцовой)
Смоленский опыт для всей страны

– Как в дальнейшем будет использоваться эта технология и опыт её применения?

– Анатолий Овсянкин: эта технология дальше транслируется по России. Важно, насколько это дорого, рассматривается это с программой госгарантий или как стезя платных услуг, в целом, какой в дальнейшем нас ждёт опыт применения.
Именно использование этого метода лечения в России – реализуемая в рамках программы госгарантии операция. Это бесплатные операции. Мы планируем создать метод высокотехнологичной медицинской помощи, к которому относится и данный ряд хирургического вмешательства. Сегодня на основе расчетов, микроэкономических показателей стоимость операции предоставлена Минздраву России, где будет разбираться вопрос выделения отдельного тарифа на операции, на отдельные методы лечения. Данный робот применяется в 28 странах мира. Это опыт более десятка лет, более 250 тысяч прооперированных пациентов. Эти данные говорят о том, что такие операции улучшают не только качество хирургического вмешательства, но и его безопасность. Использование робототехнологий снижает затраты на повторные вмешательства.
Сегодня мы выполнили тотальное протезирование коленного сустава впервые, следующий этап – эндопротезирование тазобедренного сустава. Это новое направление с использование робота, надеюсь, будет использование в этом году. После нас робот поедет в Москву, где также будет использоваться в ряде клиник.

– Этот робот останется в Москве?

– Анатолий Овсянкин: да, он один такой в России, к сожалению. Добавлю также, что профилактика развития артрозов также очень важна. Эта технология позволяет удалить очаг, не замещая естественный сустав, а замещая только удаленный патологический участок. Пациент быстрее восстанавливается, получает другое качество жизни, в отличие от пациента с тотальным эндопротезированием.

Тяжело в учении – легко в операционной?

– Сколько учились для таких операций?

– Павел Семиченков: прошёл четырёхдневный обучающий англоязычный курс в Стамбуле. В интенсивном режиме освоили сначала теоретическую часть, затем практическую.

– Расскажите про вашу традиционную олимпиаду для будущих ортопедов и молодых специалистов. Кто приезжает для участия? Какие она дает возможности?

– Анатолий Овсянкин: у нас аккумулируется много современных направлений. Я являюсь заведующим кафедрой травматологии и ортопедии Смоленского государственного медицинского университета, потому мы реализуем ещё и образовательный курс. Сегодня трендом является подготовка ординатора, проведение его через определённую процедуру аккредитации. Мы заинтересованы, чтобы специалист, который выходит из стену вуза, был подготовлен. Олимпиада предусматривает не только теоретические знания, но и практические навыки. Последние сложно порой определить, так как ординаторы показывают это на муляжах, но не всегда подобные модели можно создать. На протяжении семи лет ведем этот практический курс, в который не все травматологи могут попасть. Для ординаторов создается такая площадка в реальных условиях, где есть костная модель, определенный вид перелома, все необходимые расходные материалы. Мы в очередной раз будем встречать наших коллег, тех уважаемых лиц, которые приезжают из многих вузов страны, представлено 22 учебных центра. Помимо теоретического этапа олимпиады мы покажем и практический этап – с транслированием операции с робототехнологией в онлайн-режиме. Я с удовольствием приглашаю всех на эту олимпиаду.

Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования (фото МКУ ГИА Смоленска)

Автор: Анатолий Гапеенко

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.